«Бомба»


Сбербанк. Стоим в очереди. Передо мной ветхая старушка. На наших обычных городских не похожая. Деревенский платочек и пальтишко соответствующее. В городе даже бабушки так уже не одеваются.
Вдохнул в себя воздух, понюхал. Нет, не пахнет. Деревенские, из тех, что живут в старых деревянных домах, обычно имеют один и тот же специфический запах плесени. Храм, если его долго не протапливать, тоже приобретает этот же запах. Тогда все вещи, что в доме, что в храме, им пропитываются, а выветрить его очень и очень трудно.
Бабушка совсем старенькая. Едва держится за стойку. Вокруг царит обычная суета, хотя народу в отделении немного. Если кто что-нибудь скажет, то слышно его будет везде. Пока старушка молчала, на неё никто внимания не обращал, и вдруг она заговорила. Громко, как говорят уже тугие на ухо старики. Она обращается к девушке, которая принимает за соседним рабочем месте и на всю сберкассу:
- Девочка, знаешь чего, я тебя люблю!
Если бы старуха начала ругаться или выяснять отношения с кем-нибудь из сотрудников, никто бы ухом не повёл. К ругани и дурным эмоциям все давно привыкли. А здесь слова такие, которые ну никто не ожидал, что услышит их в обычном отделении сбербанка.
Я тебя люблю!
И всё. Те, кто был в банке, вдруг от неожиданности остановились точно вкопанные, и привычное внутриброуновское движение прекратилось. Люди начали улыбаться. Просто улыбаться друг другу.
Бабушка поворачивается лицом к залу, видит наши улыбки, и тоже улыбается:
- Какие же вы хорошие! Как я вас всех люблю.
Она взяла свои бумаги и медленно направилась в сторону выхода. А я заметил, что бабушка забыла на полу возле стойки небольшой чёрный пакет. Поднял его, догнал её и отдал старушке. Она взяла, посмотрела на меня, и переполняемая благодарностью, повторила вновь:
- Какой же ты хороший! Как я вас всех люблю.
Мы заявляем часто и не по делу: «у меня Бог в душе». Не верьте. Я видел глаза человека, у которого Бог в душе.