Оптимист он и после инсульта оптимист


Теперь я знаю, что такое оптимизм. 

Пятый год Олег Павлович лежит. После инсульта отнялась левая сторона тела, способность же говорить сохранилась, а с ней осталась и возможность шутить. 
- Приветствую! Спасибо, что не забываете нас. - донеслось с подушек стоявшей в углу комнаты кровати. 
Затем послышались странный всхлип и тишина. 
Пока я читал молитвы, Олег Павлович, накрыв голову одеялом, плакал. 
Во время исповеди он все время бодрился и смешно шутил. Я улыбался, а мой исповедник после каждой шутки поворачивал голову к стенке и судорожно рыдал. Вначале думал, это болезнь так себя проявляет. Потом же понял, он очень любит жизнь и бесконечно больно переносит своё животрупство. 
Хотел запомнить что-нибудь из его юмора и иронии, но выйдя из подъезда ничего не смог повторить, только одно рыдание вспоминалось. 
Хотя нет, при расставании спросил Олега Палыча, двигается ли его левая нога. Супруга больного откинула одеяло и он, слегка приподняв ногу, пошевелил большим пальцем. 
- Мы никому об этом не рассказываем, даже врачам. - похвасталась Лидия Алексеевна. 
- Я вам принесу специальные ходунки, у меня от тёщи остались. Очень удобно передвигаться опираясь на них. - обрадовался я. 
- Несите. Может до "Кристалла" смогу дойти. - пошутил он и опять заплакал. 
Лидия Алксеевна улыбнулась:
- Он не исправим. 
Я поспешил. Подойдя к машине увидел на соседнем доме вывеску "Кристалла". Подумал: недалеко, вполне сможет доковылять.

Теперь знаю. Настоящий оптимист плачет, но шутит, шутит и плачет.