Революцiонные шаржи




Зиновьев

        До июльских дней на голове носил пышную шевелюру, и лицо было бритое, как у царских лакеев. После июльского восстания, скрываясь от властей, переменил личину и теперь появился без пышной шевелюры, но с бородкой и усами. Точно щенок, брошенный в воду, вымок весь и стал облизанным, как крыса.
        После своего патрона и барина, по большевистским святцам, значится на втором месте, вероятно в воздание каких-либо интимных заслуг, потому что нет за ним никаких иных. Говорит тенором, тусклым и глухим, и говорит, как пишет, а пишет скверно. Безнадежные потуги на конкуренцию с Троцким, лавры которого не дают ему спать. С недавнего времени говорят, будто в голове у него завелись "идеи", а поэтому будто хотел он разводиться с Лениным. Но, очевидно, "милые бранятся, только тешатся". Соединенные более крепким, чем дружба и брачные узы, они будут вместе, как планета и ее спутник.
 

Каменев

        Мужчина с опущенными вниз большими усами, неотесанным голосом, и упрямым характером. Сколько бы ему ни говорили и как бы ни доказывали, что дважды два четыре, он выйдет на кафедру и неуклонно, грубо в своем упрямстве, как дятел, будете долбить свое и доказывать, что дважды два не четыре, а совсем наоборот. Это какой-то каменщик, а не оратор. Актер без таланта, ведущий свою роль "под суфлера", без интонаций, без огня и без особого пафоса. Партийный рабочий конь, на котором ежедневно воду возят, а когда понадобится, то в шарабане под барином пойдет.
        В конце концов, может быть, это самый приличный из всей большевистской компании, неумный, ограниченный сектант.

 

Коллонтай

        Особа женского пола. Бывшая генеральша, потом царица прачек. Ныне бывший комиссар призрения и, говорят, настоящая жена "пламенного" Дыбенки. Словом, особа очень важная.
        Когда говорит с трибуны, то однообразно подпрыгивает на одной ноге, как бы желая взлететь и подняться над толпою. При этом почему-то корчится. Один из "солдатских депутатов" охарактеризовал ее метко, хотя и не особенно эстетично: обезьяна. И добавить что-либо к этому трудно.
        Неизбывная женская болтливость заменяет ей то, что называют красноречием, а злоба — заменяет пафос. И потому она производит впечатление женщины с огнем.
        Во время французской революции были гениальная мадам Ролан и красноречивая Олимпия де-Гуш.
        Российская революция родила товарища Коллонтай. Две первые сошли с исторической сцены трагически, последняя явила миру невиданный пример первой женщины-комиссара (министра тож) в социалистическом кабинете. Но между этими женщинами такая же великая разница, как велика разница между великой французской революцией и нашей октябрьской.
 

Ленин

        "Нет бога, кроме бога, и Ленин пророк его", — так говорится в утренней молитве большевиков. "Благодарю тебя, Господи, что ты не создал меня меньшевиком социал-демократом", так гласит вечерняя молитва, данная Лениным своим подручным в один из октябрьских дней "рабоче-крестьянской революции". Ленин — все. Это альфа и омега большевизма. Что-то бестелесное, невесомое и неделимое, как ураган, как стихия, как вечность. Быть может, это даже не человек, а символ. Может быть, он только временно принял форму человеческую, а его нет, как такового. Есть же только лишь представление о нем людей, одержимых галлюцинацией слуха и зрения.
        Или же это гипнотизер? Факир?
        Кто знает?
        До июльских дней под этим именем был человек с бородой и усами, а потом испарился, как дым, точно сквозь землю провалился на некоторое время. И в октябре снова явился на сцену исторической трагикомедии, уже в образе бритого человека.
        Да, был на земле русской дворянин, по фамилии Ульянов, который захотел удивить мир и насадить рай земной на Руси и во всей вселенной, для чего из земных ангелов-большевиков создал партию коммунистов.


Мартов

        Вообразите себе на кафедре кривобокий пиджак, на нем голову с большими ушами и деревянные жесты правой руки. Если же присмотреться пристальнее, то можно увидать лицо провинциального аптекаря, бесконечно недовольного и вечно негодующего на что-то. Пенсне с большими стеклами напоминает китайского мандарина, у которого на носу очки — атрибут учености.
        Самое любимее занятие — лить воду на колесо ленинской мельницы, что проделывал он весьма добросовестно. После большевистских ораторов, его речи можно охарактеризовать, как "тех же щей, да пожиже влей". Это скрипучая говорильная машина, могущая без запинки выпускать огромное количество слов, без пафоса, без интонаций. Его хриплый и монотонный голос к концу переходит в надтреснутый лай, нудный и достаточно неприятный.
        Правоверные "интернационалисты" благоговейно смотрят ему в рот, считая что своим Милюковым, который знает все. Но человек он скромный, так как заслуг своих не выставляет напоказ; даже более того: тех "мартовских" социалистов, которым по праву ныне принадлежит первое место по численности, Мартов своими не считает.
 

Скобелев

        Молодой человек, приятной наружности. "Буржуазных" министров называл в апреле приказчиками на службе у революционной демократии, а потом сам свихнулся и в мае поступил в "приказчики". За прилавком побыл недолго и ушел с хорошей аттестацией с последнего места. Женился в свободное время на артистке, собирался поехать за границу на казенный счет, но не поехал, рабоче-крестьянская революция все планы испортила.
        Занялся потом спасением родины и революции, в чем клялся всенародно и бил себя кулаком в грудь, но не спас ни того, ни другого. Мятущаяся душа. Молодость.
 

Троцкий

        Большая грива волос на голове, отчего на кафедре он кажется выше своего роста. Лицо подвижное, быстрые глаза; выдвинутые вперед губы делают лицо каким-то приплюснутым, а небольшая бороденка и усы еще сильнее подчеркивают хищную замкнутость. Теноровый, как будто стальной, иногда громкий, голос. Манера говорить коротко, чеканя слова и обрывая четко концы фраз.
        Есть два слова для его характеристики: демагог и авантюрист, но только высокой, международной марки. Хотя у него есть фамилия, которая пишется Бронштейн, но это человек без родины, без отца, без бога. Его успех равен его безмерной наглости, и толпа, жаждущая "хлеба и зрелищ", всегда поймет его и будет аплодировать до потери сознания.
        — Краса и гордость революции! — бросит он ей, когда нужно, и она заржет от восторга.
        И в его речах только два мотива; злобный и льстивый. И не громит он, а жалит и язвит.
        Обладая от природы этим удивительным даром злоязычия, Троцкий развил его упражнениями до совершенства. Как острою шпагою опытный фехтовальщик, разит он удары противника, осыпая его выпадами, беспощадными и бесчестными. И в борьбе он никогда не упустит случая повалить противника "под ножку", нанести ему удар в спину из-за угла, подсунуть револьвер, из которого предварительно взяты все патроны, словом, как действует худшая из женщин.
        А с кем нужно — льстив и кокетлив до наглости.
        — Наш московский товарищ и друг Бухарин, — аттестует он своих, столь грозный и суровый к чужим.
        Это жалкая пародия на Робеспьера, кровавый паяц, какая-то капризная женщина, желающая во что бы то ни стало "играть роль".



Чернов

        Мужицкий министр по профессии. Это предсказала ему еще бабушка, когда министру было три года. Представительный человек.
        В прокламациях сам себя рекомендовал, как "селянского министра".
        Седая львиная голова, на устах постоянно сахарная улыбочка, любит шуточки, красное словцо и немножко пафоса. С виду это
              "Барин на крыльце,
              С выраженьем на лице",
а по речи крестьянский ходатай и печальник, готовый положить душу за други своя. Вот так слушает его товарищ-крестьянин, расплывется лицо у него от предвкушения радостей, и подумает он: "Эх, барин, твоими бы устами да мед пить"!
        Обходительный человек, что и говорить. И он обойдет действительно, когда нужно, "проклятый вопрос", не скажет: нет, не скажет: да, он просто воздержится от голосования, по старинной поговорке: "слово, это — серебро, а молчание — золото".

 

 "Синий журнал", 1918 год. Текст с небольшими сокращениями.