Как по Божией горе



Сегодня замечательный праздник. Введение Пресвятой Богородицы во храм. Я очень люблю этот день и хочу всех поздравить с праздником. Этот рассказик - это такой мой вам подарок :)
«Как по Божией горе…»
Веду машину. Порой мне кажется, что я только и делаю что служу, а между службами всё куда-то еду. Или наоборот, служу, урывая время между поездками.
Спасибо тому, кто догадался установить в автомобиль радиоприёмник. Иногда хоть можно послушать что-нибудь полезное. Вот и сейчас, нажимаю на кнопку, и в салон свежим ветром врывается, поющий под гитару, сильный и удивительно красивый женский голос.

Как по Божией горе,
Там поклоннички идут.
Там поклоннички идут,
В руках свечки все несут.

Аллилуйя, аллилуйя,
В руках свечки все несут.

В руках свечки все несут,
Херувимскую поют.
Аллилуйя, аллилуйя,
Херувимскую поют.

Я обрадовался, про «поклонничков», моя любимая. Сколько лет слушаю эту песню, кажется, пора бы ей и надоесть, ан нет, так бы слушал и слушал. Правда, сейчас такого слова «поклонничек» никто не знают, сейчас всё больше паломники. Те к святыням пешком ходили, не считаясь со временем, порой покрывая тысячи вёрст пути. В Иерусалим не боялись ходить. Сейчас уже никто не ходит, устарело. Сегодня мы ездим, поездами, автобусами и автомобилями.
На огромных скоростях, обгоняя друг дружку, мы спешим поклониться чудотворным иконам и святым мощам. Или отправляемся к старцам. Хотя, к старцам просто так лучше не ездить. Потому как к ним едут тогда, когда хотят узнать волю Божию.
Так же как и паломник, прежде чем отправиться по святым местам должен понимать, паломничество – это не просто прогулка. Хотя, я не раз наблюдал наших православных туристов всем автобусом атакующим того же отца Власия из Пафнутиево - Боровского монастыря, потому как в программе их путешествия значилось: «благословение у старца». Без очереди идут косяками, заставляя ещё дольше ждать тех, кто приехал действительно по неотложному делу, или тех, кого к старцу привела беда.
То, что, казалось бы, обычное паломничество может круто изменить человеческую судьбу, я узнал из разговора со случайной попутчицей. Мы познакомились с ней в поезде. Я возвращался от родителей из Гродно. А она отдыхала в каком-то белорусском санатории и ехала домой.
Узнав, что я священник, моя попутчица обрадовалась, и сообщила, что помогает в храме и дежурит за свечным ящиком в одном из больших городских приходов.
- Батюшка, как вы относитесь к «бабушкам», что заговаривают болезни? Да, те что исцеляют больных, но не за деньги?
- Моё отношение к таким «помогающим» однозначно, я никому не рекомендую обращаться к ним за помощью.
И рассказал ей одну реальную историю. Дочь моих друзей ещё со школы дружила со своим одноклассником. Сейчас они муж и жена, у них растёт дочечка, а тогда они ещё только заканчивали школу. Юноша увлекался спортом и показывал пример своей подруге. И одно время они ходили плавать в бассейн.
Непонятно, может, от грязной воды, или по какой-то другой причине, но однажды утром он проснулся покрывшись герпесом и с высокой температурой. Маленькие волдыри густо покрывали его шею, ноги, особенно в пахах, и грудь. Когда герпес высыпает на губе несколькими крошечными пузырьками, и тогда неприятно. А что говорить, когда болезнь охватит значительную часть тела. Ощущения очень болезненные.
Пошли в больницу. Там развели руками, они с такими случаями ещё не сталкивались и сказали, поезжайте, в областной центр в специализированную клинику, но помогут вам там или нет, это ещё вопрос. И терапевт, явно сочувствуя страдающему мальчику, предложила его маме обратиться за помощью к «бабушке».
Моя знакомая вспоминала то время:
- Сваха меня просит, мол, давай вместе съездим, а то мне одной страшно. Я тогда уже ходила молиться в церковь, и к «бабушке» ехать не хотела. Но сваха упросила, и я, в конце концов, согласилась.
Помню, входим в дом. Колдунья нас уже встречает. Улыбаясь берёт моего будущего зятя за руку, ведёт в комнату, сажает на стул и начинает шептать быстро-быстро. Я отказалась проходить, и осталась стоять у двери. До меня то и дело доносится: «Уйди! Уйди»!
Мне не по себе. Невольно начинаю молиться. Читаю «Отче наш», «Богородицу», молитву Иисусову, что-то ещё. «Бабушка» то и дело бросает на меня косые взгляды. Чувствую, я ей мешаю, но молиться не перестаю. Тогда колдунья поворачивается в мою сторону, машет рукой и громко произносит:
«Иди на того, у кого нет»!
На следующий день мальчик пошёл на поправку, зато моя дочь превратилась в сплошной страдающий комочек.
Если у моего зятя герпес располагался несколькими отдельными очагами, то у дочери, казалось, не осталось ни одного непоражённого сантиметрика кожи. Более того, герпес обметал и слизистую изнутри рта, да так, что губы вывернуло наружу. Она только и могла что лежать и тихо стонать от боли.
Но если бы только это. В тот же день у неё под мышками стали образовываться огромные нарывы, в народе их называют «сучье вымя». Большие и очень болезненные. Как сейчас помню, под одной рукой их было десять штук, под другой – девять.
Наша терапевт снова отправляла меня к знакомой «бабушке», но я, уже наученная горьким опытом, отказалась.
Моя попутчица призналась, что и она три года тому назад побывала у такой вот «бабушки», и та ей здорово помогла.
- Представляете, у меня неожиданно высыпал опоясывающий лишай. О, скажу вам, не дай Бог кому-нибудь испытать то, что пришло пережить мне. Каждый день, утром и вечером, домашние делали мне уколы, и это только для того, чтобы хоть немного унять боль.
К целительнице я идти не собиралась, но мой лечащий врач сама предложила. Сказала, есть болезни, наподобие опоясывающего лишая, лечить которые обычными методами трудно и долго, а «бабушки» каким-то образом с этим успешно справляются. И я пошла.
Та меня только и спросила:
«Ты в Бога веришь»?
« Верю».
Она взяла обычный кусок тряпки красного цвета и принялась крутить им у меня перед глазами. Крутит и что-то нашёптывает, потом умыла водичкой, иди, говорит, теперь тебе полегчает.
Действительно, недели через две лишай начал исчезать.
- Да, интересно. Вы не первая, кто мне рассказывает о таких вещах. Скажите, а как вы заболели? Может, простудились, или заразились от кого-нибудь?
- Нет, батюшка, ничего такого я не помню. Единственно, может быть, только из-за перемены климата. Накануне, перед тем как заболеть я вернулась из Израиля. Давно мечтала побывать на святой земле, и, наконец, мечта исполнилась.
Херувимскую поют,
В Иерусалим они идут.
Аллилуйя, аллилуйя,
В Иерусалим они идут.

Там Христос проходил,
И следочки проследил.
Аллилуйя, аллилуйя,
И следочки проследил.

Всю страстную седмицу мы жили в Иерусалиме. Где я только не побывала, к каким святыням не прикоснулась. А в пятницу отправилась вместе со всеми путём, каким Господа вели на распятие. Идти и молиться в окружении множества верующих людей, таких же как ты, это непередаваемое чувство. Крестный ход по Виа Долороса, самое сильное впечатление, из тех, что мне удалось тогда пережить.
Я шла и представляла, вот, здесь Господь упал на землю, и подбежавшие стражники бьют Его палками. А вот место, где сердобольная израильтянка подала Ему плат, чтобы Он мог отереть с лица пот и кровь. И вот уже не Он, а это я иду на Голгофу и несу на плечах свой неподъёмный крест. Нет, словами этого не расскажешь.
Помню, иду, плачу, а на сердце удивительная лёгкость, и, как не странно, радость.

И следочки проследил,
И пять ран Он получил.
Аллилуйя, аллилуйя,
И пять ран Он получил.

А из правого ребра,
Текла Кровь и Вода.
Аллилуйя, аллилуйя,
Текла кровь и вода.

Прилетела в Москву, вот уже мой дом, квартира. Ключом открываю дверь, захожу в прихожку, ставлю на пол вещи, и тут моё тело пронзает боль.
Я слушал её и не верил своим ушам. Вместе со мной в купе железнодорожного вагона ехал человек, которому для чего-то позволили прикоснуться к великой тайне искупительных страданий Христовых. Прикоснуться к Его боли, самым краешком, малой толикой, почувствовать её и потрогать. Но понести её она не смогла, и отправилась «спасаться» к колдунье.
Нет, ни в коем случае, я её не винил, потому как не имею на это никакого права. Тем более, что сам не испытывал подобных страданий. И потом, кто я, чтобы осуждать?
После этой встречи, я стал внимательнее относиться к тем, кто побывал на Афоне или вернулся из паломничества в Иерусалим. И если у человека возникала какая-то видимая проблема или болезнь, интересовался, а не соприкасался ли он раньше со святыней?
Часто вспоминаю мою хорошую знакомую Н., женщину цветущую и в полном расцвете сил. Чистая верующая душа, я любил с ней общаться. Сейчас пишу и вижу её глаза, лучистые и всегда радостные. Редко встречаются такие глаза.
Как обрадовалась она известию, что едет в Иерусалим. Вернулась потрясённой, а через два – три месяца умерла, сгорев от непонятно откуда взявшейся онкологии.
Я тогда ещё подумал, может, там, рядом с Голгофой ей открылось нечто такое, из-за чего кто-то на Небесах счёл, что сейчас самое время уйти ей туда навечно? Я верю, Господь каждого из нас берёт в момент какого-то нашего особого духовного апогея. В точке наибольшего с Ним сближения, что ли.
Я? Я нет, никогда не был на Афоне, и не ездил в Иерусалим. На святую гору не пускает стойкое чувство недостоинства. Не мне ходить по этим местам, и вряд ли когда-нибудь решусь. А Иерусалим, он словно мечта. Исполнись она сегодня, и больше её не будет. Зачем жить, когда не о чем мечтать?

А Он этою Водой,
Весь мир напоил.
Аллилуйя, аллилуйя,
Весь мир напоил.

А честной Своею Кровью,
Все грехи их омыл.
Аллилуйя, аллилуйя,
Все грехи их омыл

А вскоре нас потрясло известие о трагической кончине матушки Т.. Ещё молоденькой девушкой она познакомилась со святителем исповедником Афанасием Ковровским. Владыка тогда только освободился из мест заключения и поселился в Петушках, в скромной деревянной избушке. Т. вместе с мамой жили на той же улице, что и владыка, как раз напротив его домика. Часто у него бывала, и помогала чем могла.
Всю жизнь она прожила как монахиня в миру, и только в зрелом возрасте наконец решилась принять постриг. И тоже, исполнила давнишнюю мечту, побывать в святом городе Иерусалиме.
Она хотела поехать ещё при жизни её старенькой мамы, но не благословил духовник. Сказал: «не время ещё». Потом сам настаивал: «езжай, а то не успеешь».
По возвращении её спрашивали:
- Матушка Т., расскажи, что ты там видела? – Всякий раз отвечала:
- О, дорогие мои, я ещё при жизни побывала в раю!
Каждый вечер матушка приходила в домик святителя Афанасия и два часа до полуночи читала Псалтирь. Одна наша верующая, из тех, что тоже приходит молиться в домовой храм, устроенный в домике святителя, рассказывала, как незадолго до гибели матушки Т. между ними произошло небольшое недоразумение, а потом, когда всё благополучно разрешилось, та задала вопрос:
- Знаешь, какая добродетель самая высокая? Смирение, – и рассказала такую притчу.
В древности в одной земле жил епископ. Человек во всех отношениях достойный. Однажды мимо него стражники проводили узника, и он подумал: «Почему его арестовали? Наверно заслужил». В этот момент подул сильный ветер и сорвал с его головы шапочку. Епископ искал её, а она точно испарилась. И внутренний голос произнёс:
«Ты осудил человека. Найди его и попроси прощения». Он пошёл к стражникам, а те сказали, что этот узник только что сбежал.
Епископ много лет, сбивая ноги в кровь, ходил по свету в поисках того человека. И однажды попал в плен разбойникам. Они схватили странника и отвели его к своему главарю. И когда узник увидел атамана, то признал в нём того самого человека, которого когда-то осудил. Увидел и упал перед ним на колени:
«Прости меня, я тогда-то и тогда-то мысленно тебя осудил. Прошу, прости меня, Христа ради». И в тот же миг он увидел свою шапочку, она была совсем новой, будто он обронил её только что.
Разбойник был потрясён. И самой этой сценой, и тем, что этот епископ много лет искал его, чтобы попросить прощения. Он отпустил пленника с миром, а сам пошёл в сокровищницу. Но вместо радости, которую он обычно испытывал, глядя на золото, вдруг пришёл в ужас, увидев, что всё оно в крови. И, знаешь, разбойник покаялся, раздал золото бедным и ушёл в монастырь.
Эту притчу мне рассказал святитель Афанасий. Я ему ответила, как странно слышать про епископа, сбившего ноги в кровь. Ведь епископы не ходят на далёкие расстояния, они только стоят на службах или ездят в автомобилях.
Владыка ответил. Летом 1941 года, когда началась война, наш лагерь погнали собственным ходом в Онежские лагеря. Переход в четыреста километров. Измождённые, со всеми вещами, мы шли, едва передвигая ноги. А охранники подгоняли нас штыками, тем, кто отставал, кололи икры. У некоторых не было на ногах живого места.
Я потом поняла, что под «этими некоторыми» он имел ввиду самого себя.
Матушка Т. погибла рано утром, она спешила на воскресную службу. Декабрь, утром ещё темно, а она очень спешила.
Накануне мы с сёстрами читали акафисты в домовом храме у святителя Афанасия. Во время чтения неожиданно я почувствовала дивное благоухание. Оно доносилось из-за стеклянной двери, что отделяла сам храмик от остального пространства комнаты.
Закончив читать, сёстры, поскольку у меня есть благословение, попросили войти внутрь и вынести икону «Явления Пресвятой Богородицы преподобному Сергию Радонежскому». Этим образом Матрона Андреевна, мама тогда ещё Серёжи Сахарова благословила его на иноческий путь.
Открываю дверь, вхожу и погружаюсь в благоухание. Оно стоит в самом храме, а в комнату не проходит.
Подзываю остальных, они просовывают головы внутрь и тоже наслаждаются этим запахом. Радуются:
- Это нас Владыка благословляет.
Она погибла всего несколько недель спустя своей поездки в Иерусалим. Духовник запретил ей переходить автотрассу напрямую, только по специальному переходу под мостом. Очевидцы рассказывали, что дорога была совершенно пуста, ни одного огонька от фар. Старушка и решилась сократить путь. Никто не понял, откуда взялась эта одинокая машина.
Удар был такой силы, что священник, в это время совершающий в алтаре проскомидию, а храм отстоит от шоссе в сторону метров на двести, услышав его, сразу понял, кого-то сбили. И почему-то вслух произнёс имя матушки Т..
Через несколько часов в Петушки из монастыря, в котором матушка принимала постриг, приехали монахини. Сёстры омыли её тело и подготовили к погребению. Монахини рассказывали, в то время когда омывали матушку Т., они слышали пение ангелов.

Ой блаженный этот путь,
Куда страннички идут.
В Иерусалим они идут,
А их Ангелы ведут.

Аллилуйя, аллилуйя,
А их Ангелы ведут.
Аллилуйя, аллилуйя,
А их Ангелы ведут.